главная философия
содержание

Терроризм: философские размышления

35. Последняя надежда

Уинстон любил свою страну. Ему было очень больно смотреть на то, как нацистские оккупанты угнетали его народ. Но после разгрома немцами Британской армии в побоище при Данкирке и решения американцев выйти из войны превращение Британии в часть Третьего рейха было лишь делом времени.
Ситуация казалась безнадежной. Гитлер не встречал международной оппозиции, а британское сопротивление было плохо подготовленным и слабым. Многие, подобно Уинстону, пришли к выводу, что победить немцев невозможно. Но, если Британия будет постоянным источником раздражения и заставит их отвлекать определенные ресурсы для подавления недовольства, можно было надеяться, что рано или поздно Гитлер поймет, что оккупация Британии представляет собой большую неприятность, чем ожидалось, и уйдет с ее территории.
Уинстон был далеко не уверен в том, что этот план сработает, но это была последняя надежда. Однако основная проблема заключалась в том, что было очень тяжело ударить по режиму так, чтобы доставить ему серьезные неприятности. Именно поэтому борцы Сопротивления нехотя согласились с тем, что некоторые из них должны стать самовзрывающимися бомбами, поскольку это был единственный эффективный и надежный способ доставить врагу максимальный ущерб. Они все были готовы умереть за Британию. Они просто хотели быть уверенными в том, что после их смерти что-то изменится.

Понятно, что люди с отвращением относятся к любым попыткам нравственного оправдания подрывников-смертников.
Тем не менее удивительно, что те, кто считает, что последних можно понять, попадают в неприятные сшуации. Например, члена парламента от партии либеральных демократов Дженни Тонж отстранили от исполнения обязанностей докладчика по проблемам детей за ее высказывание о том, что если бы она жила в тех же условиях, что и палестинцы, то, вероятно, рассмотрела бы возможность и самой стать такой же смертницей.
Это высказывание вызвало довольно серьезное возмущение. А ведь она даже не сказала, что станет такой смертницей, но всего лишь «вероятно, рассмотрела бы такую возможность». Почему это так предосудительно?
Похоже, что проблема состоит в том, что мы отказываемся признать тот факт, что у нас может быть нечто общее с людьми, совершающими теракты (поступающими жестоко). Но такой подход, безусловно, есть грубая форма отрицания. Палестинцы не являются другой расой. Они — люди. Если некоторые из них (а мы должны помнить о том, что большинство из них не являются подрыв-никами-смертниками) рассматривают подрыв самих себя как последнюю надежду, то и люди, подобные нам, тоже будут поступать аналогичным образом, если их поместят в похожую ситуацию. Единственный способ отрицать это заключается в том, чтобы предположить, что в палестинцах от природы есть нечто жестокое или свирепое. А такое утверждение, разумеется, является таким же расистским, как и миф о порочности евреев, который на протяжении многих веков приводил к притеснению огромного количества последних.
Цель альтернативной истории, изображающей Уинстона в роли неохотно идущего на смерть подрывника-смертника, состоит в том, чтобы попытаться понять, почему люди прибегают к таким крайностям, а не в том, чтобы оправдать их. Есть много людей, которые будут утверждать, что британцы никогда не обратятся к подобной тактике. Но неясно, на какой фактической базе строится такое утверждение. В конце концов, рискованные поступки многих пилотов ВВС Великобритании, которых справедливо хвалили за их храбрость, были очень похожи на самоубийство. И бомбы, которые они сбрасывали на такие города, как Дрезден, были призваны вселить ужас и ослабить врага, даже если они сбрасывались на мирное население. Таким образом, логические обоснования, выдвигаемые многими командирами смертников, очень близки к тем доводам, которые приводит Уинстон.
Ничто из этого не означает, что поведение подрывников-смертников приемлемо или что воздушные налеты фашистов во время Второй мировой войны являются его точным нравственным эквивалентом. Однако это действительно означает, что, если мы сравним положительные и отрицательные стороны войны и терроризма, осудим одно и примем другое, тогда нам нужно сильно постараться, чтобы понять причины, по которым люди прибегают к терроризму, и объяснить, почему эти причины не оправдывают его. Недостаточно просто сказать, что взрывающие себя смертники совершают зло, нужно еще сказать, почему это так.

Смотрите также
17. Пытать или нет?
18. Требования логики (рассудка)
79. Заводной апельсин
99. Дадим миру шанс?

>  
Философские загадки, размышления, парадоксы, споры

СОДЕРЖАНИЕ: 
по книге Джулиана Баджини:
 
1.  Злой демон
2.  Отправьте меня
3.  Индианка и лед
4.  Киберсекс
5.  Свинья, которая хочет, чтобы ее съели
6.  Колесо фортуны
7.  Когда никто не выигрывает
8.  Добрый Бог
9.  Большой Брат
10. Завеса неведения
11. Яхта Тезей
12. Пикассо на пляже
13. Черное, белое, красное
14. Банковская ошибка в вашу пользу
15. Обыкновенный героизм
16. Наперегонки с черепахой
17. Пытать или нет?
18. Требования логики
19. Лопанье мыльных пузырей
20. Приговоренная к жизни
21. Земля эпифенов
22. Спасательная шлюпка
23. Жук в коробочке
24. Квадратный круг
25. Буридан осел
26. Остатки боли
27. Выполненный долг
28. Кошмарная история
29. Зависимость от чьей-то жизни
30. Из этого состоят воспоминания
31. Выдумка
32. Освободите Саймона
33. Кабинка гласности
34. Не вините меня
35. Последняя надежда
36. Упреждающее правосудие
37. Природа-художница
38. Я мозг
39. Китайская комната
40. Победитель на деревянной лошадке
41. Как получить синий цвет
42. Бери деньги и беги
43. Будущий шок
44. Пока смерть не разлучит нас
45. Невидимый садовник
46. Амебовидный
47. Заяц
48. Злой гений
49. Нестыковка компонентов
50. Хорошая взятка
51. Жизнь в бочонке
52. Больше или меньше
53. Двойная неприятность
54. Ускользающее Я
55. Устойчивое развитие
56. Аппарат полного оптического завихрения
57. Съесть Крохотульку
58. Божественное повеление
59. Глаза видят это
60. Делайте так, как я говорю, а не так, как я делаю
61. Луна из сыра Моцарелла
62. Я мыслю, следовательно?
63. Неизвестно
64. Пресечение в корне
65. Душевная сила
66. Фальсификатор
67. Парадокс поппадома
68. Безумная боль
69. Ужас
70. Инспекторская проверка
71. Жизнеобеспечение
72. Освободите Перси
73. Быть летучей мышью
74. Вода, вода, повсюду вода
75. Кольцо Гайгеса
76. Ясная голова
77. Козел отпущения
78. Азартная игра с Богом
79. Заводной апельсин
80. Сердце и разум
81. Чувство и чувствительность
82. Дармоедка
83. Золотое правило
84. Принцип удовольствия
85. Человек, которого нет
86. Искусство ради искусства
87. Справедливое неравенство
88. Полная потеря памяти
89. Убей и дай умереть
90. Нечто, чего мы не знаем
91. Никто не пострадает
92. Автономное правительство
93. Зомби
94. Налог Соритеса
95. Проблема зла
96. Семья прежде всего
97. Моральная удача
98. Аппарат виртуальных ощущений
99. Дадим миру шанс?
100. Кафе Нест
содержание