главная философия
А  -  Д
Е  -  Л
М  - П
Р  -  Т
У  -  Я

ШОПЕНГАУЭР Артур ЭТО

ШОПЕНГАУЭР Артур (1788–1860) – немецкий философ, представитель философского иррационализма, один из разрушителей классического типа философствования. Основные произведения: «Мир как воля и представление», Афоризмы житейской мудрости», «Две основные проблемы этики». ШОПЕНГАУЭР Артур, строя свое учение, обращается к таким далеко отстоящим друг от друга традициям, как философия Платона и философия Эпикура, кантовская философия и современный ему «вульгарный материализм», пантеизм Дж. Бруно, буддизм, французский материализм просветителей.

Ш. рассматривает данный нам мир как совокупность явлений, феноменов – как «представление». Мир сам по себе, вне нашего восприятия – ничто. Для человека, который встал на эту философскую позицию, нет ни солнца, ни земли, а есть только глаз, который видит солнце, рука, которая осязает землю. Мир как поток представлений противоречив и античеловечен. С помощью категории причинности как основной формы рассудка наша мысль переходит от одного явления к другому, нигде не находя успокоения, ни в чем не находя прочной основы существующему. Всё существует через другое и для другого, в мире нет ничего безусловного: «Прошедшее и будущее… столь же ничтожны, как любое сновидение, а настоящее служит только непротяженной и неустойчивой границей между тем и другим». Жизнь как поток представлений есть долгое сновидение. Отличие бодрствования от сна лишь в том, что, бодрствуя, мы как бы последовательно читаем книгу, а во сне мы ее праздно листаем.

Неразрывная связь между субъектом и объектом лишает человеческую жизнь осмысленности, стирает границы между сном и бодрствованием, между прошлым и будущим, между человеком и животным. Человек живет в мире фантомов и сам превращается в фантом. Но человек, говорит Ш., не только субъект познания, он еще и телесное существо, наделенное «хотением». Поняв это, можно проникнуть в призрачный мир феноменов, снять «покрывало Майи» и увидеть вещи как они есть.

То, что обнаруживает человек, не делает его счастливее. «Если, следовательно, физический мир должен быть чем-то большим, нежели просто наше представление, то мы должны сказать, что он, кроме представления, т. е. в себе и по своему внутреннему существу, является тем, что мы в самих себе находим непосредственно как волю». Воля лежит не только в основе нашего представления о мире, в основе наших поступков. Воля – это основа мира, она пронизывает существование каждой вещи. Воля, о которой говорит Ш., – это не кантовская способность свободно следовать долгу, это «голос тела», слепой, иррациональный, бесцельный. Воля не противопоставляется миру необходимости, она проявляется в нем. В природе она проявляется в силе, питающей растения, в облаках, ручьях, кристалле; она притягивает магнитную стрелку, она является в поведении человека. Волевое начало мира толкает всё существующее на борьбу, воля – бесконечный поток трансформаций. Такие силы природы, как тяжесть, текучесть, электричество, магнетизм, являются «объективациями» воли, они также борются между собой. Воля, по словам Ш., имеет определенный «набор» идей-образцов вещей, которые, борясь за собственную объективацию, вырывают друг у друга материю.

В мире живого борьба становится еще острее, воля «пожирает самое себя». Общество потребительски относится к природе, человек – к другому человеку. Вся человеческая культура, представления о высших ценностях – лишь набор мифов, скрывающих устремления эгоистической воли. Всё человеческое знание, мир как представление с его раздвоением на субъект и объект есть продукт вечной раздвоенности воли. Воля всегда голодна, она направлена на другое, на объект, она постоянно хочет утвердить себя через другое, хочет поглотить это другое, овладеть им. В воле изначально заложено противоречие, которое в человеке осознается как трагедия. Эгоизм воли делает человека прикованным к другому человеку, но не узами любви. Другой – вечный враг, покушающийся на мое счастье; но другой – это также объект удовлетворения моих потребностей, это потенциальная часть моего «я».

Пессимизм Ш. имеет свои пределы: он полагает, что человек способен вырваться из тисков мировой воли. Первое, что может помочь ему в этом, – искусство. В искусстве, эстетическом мироощущении в целом предмет созерцается незаинтересованно, без примеси корысти. Особое внимание Ш. уделяет категории возвышенного. Это сложная гамма чувств, возникающих при встрече с чем-то безграничным. Субъект уже не ощущает себя центром мира; в то же время у него появляется предчувствие единства с миром. Возвышенное приближает нас к первооснове мира. Эстетический эффект возникает в результате осознания двойственности человека как выразителя воли и одновременно – созерцания мира как представления. Когда мы видим борьбу природных сил, пишет Ш., в невозмутимом зрителе этой картины двойственность его сознания достигает предельной отчетливости: он чувствует себя индивидом, бренным явлением воли, которое может быть раздавлено малейшим ударом этих сил; и вместе с тем он чувствует себя вечным спокойным субъектом познания, который в качестве условия объекта является носителем всего этого мира. Отделяя себя от собственных волевых импульсов, созерцая мир в его обобщенных характеристиках, человек прозревает «тайную историю воли», он видит родственность «чистого» созерцания «чистой» необъективированной воле. Нечто человеческое обнаруживается в мировой воле. Однако искусство как средство очищения воли – удел немногих.

Путь к освобождению человека от пут воли открывает повседневность. Первый шаг на этом пути – признание других равными себе, чувство справедливости. Чувство справедливости рождает более глубокое чувство – сострадание, отождествление себя с другими. Когда эгоизм достигает высшей точки, мучитель начинает осознавать, что он еще и мученик. Человек начинает чувствовать себя и субъектом, и объектом воли. Однако сострадание только открывает дверь в свободу, для окончательного «поворота воли» необходим путь аскетизма – безбрачия, добровольной нищеты, ухода из мира.

В своей философии Ш. разрушает все барьеры между необходимостью и свободой, человеческим и нечеловеческим, желанием и разумом, которые служили каркасом классической философии Нового времени. Философия утрачивает черты академической дисциплины, философ начинает походить больше на пророка и поэта, нежели на ученого. Идеи Ш. послужили непосредственной предпосылкой возникновения такого направления, как «философия жизни»; философия Ш. повлияла на творчество Р. Вагнера, Ф. Ницше, Л. Толстого, Т. Манна.
filosofii.ru 
filosofii.ru  
Философский термин: от Р до Т: краткий словарь философских терминов: определение, философ, понятие философии, читать онлайн.

СОДЕРЖАНИЕ:
от У до Я:
 
УТОПИЯ
ФАРАБИ
ФАТАЛИЗМ
ФЕДОРОВ
ФЕЙЕРАБЕНД
ФЕЙЕРБАХ
ФЕМИНИЗМ
ФИЗИКАЛИЗМ
ФИЛОН АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ
ФИЛОСОФИЯ
ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ
ФИХТЕ
ФОМА АКВИНСКИЙ
ФРАНК
ФРАНКФУРТСКАЯ ШКОЛА
ФРЕЙД
ФРОММ
ХАБЕРМАС
ХАЙДЕГГЕР
ХАОС
ХРИСТИАНСТВО
ЦЕННОСТЬ
ЧААДАЕВ
ЧАНЬ
ЧЕЛОВЕК
ЧЕРНЫШЕВСКИЙ
ЧУВСТВЕННОЕ И РАЦИОНАЛЬНОЕ
ШВЕЙЦЕР
ШЕЛЕР
ШЕЛЛИНГ
ШЕСТОВ
ШОПЕНГАУЭР
ШПЕНГЛЕР
ШПЕТ
ЭВДЕМОНИЗМ
ЭВОЛЮЦИОННАЯ ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
ЭДИПОВ КОМПЛЕКС
ЭЗОТЕРИЧЕСКИЙ
ЭКЗЕГЕЗА
ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСАЛИЗМ
ЭКОСОФИЯ
ЭКУМЕНИЗМ
ЭКХАРТ
ЭЛЕЙСКАЯ ШКОЛА
ЭМАНАЦИЯ
ЭМПЕДОКЛ
ЭМПИРИЗМ
ЭМПИРИОКРИТИЦИЗМ
ЭМПИРИЧЕСКОЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ
ЭНТЕЛЕХИЯ
ЭПИКУРЕИЗМ
ЭПИСТЕМА
ЭРАЗМ РОТТЕРДАМСКИЙ
ЭРН
ЭССЕ
ЭСТЕТИЧЕСКОЕ
ЭСХАТОЛОГИЯ
ЭТИКА
ЮМ
ЮНГ
ЮРОДИВЫЙ
ЮСТИНИАН I
ЯСПЕРС
А  -  Д
Е  -  Л
М  - П
Р  -  Т
У  -  Я